Фотина Морозова (fotina) wrote,
Фотина Морозова
fotina

Category:

И последнее в этом году...

В последний день уходящего года напишу о главном его открытии. Оно пришло меньше месяца назад и осталось. И лежит. И грохочет по квартире, как трактор, в пять часов утра. И виснет на занавесках. И радостно урчит и выгибается, когда гладишь. И уходит, когда надоедает глаженье.

Оно – это она. Кошка, совершенно чёрная, включая носик, и усы, и подушечки лап, только глаза жёлто-зелёные. О ней мне рассказала мама: вот приходит к нашему дачному дому маленькая кошечка, почти котёнок, такая голодная, а впереди зима, которую она, скорее всего, не переживёт, потому что голод и холод, да ещё вдобавок собаки, которые растерзали уже не одно мелкое животное. Не хотим ли мы взять кису? Я, честно говоря, не хотела брать уличного зверя, который наверняка перегрызёт все провода, обдерёт все обои и будет повсюду оставлять лужи и кучи, потому что так привык. Но – маленькая кошка… Одна в ледяном пространстве, негостеприимном даже летом… Невозможно было бы отказаться – и потом смотреть, как ни в чём не бывало, фотографии счастливых котиков. Так что я сказала: «Ладно, привози! Если мы с ней не подружимся, пристроим в хорошие руки. » Всю ночь я думала о ней, о неведомой ещё кошке, о которой даже не было точно известно, кошка ли она (пол определялся издали и приблизительно), и беспокоилась, как бы с ней чего-нибудь не случилось, пока не попадёт в наши руки. Вдруг она прямо сейчас потеряет глазик или хвостик,заболеет пневмонией, подхватит смертельный вирус?

Но киса, когда мы с Олегом её забирали из маминой квартиры, казалась целой и здоровой. И обманчиво спокойной: пока её несли в пластмассовой корзинке, обвязанной сверху тряпочкой, откуда выскочить было проще простого, она тревожно помяукивала, но оставалась на месте. Зато очутившись у нас дома, вне корзинки, испустила душераздирающий мяв и чёрной тенью метнулась внутрь кухонной мойки, куда вела приличных размеров дыра возле стены (эх, не привыкли мы тогда ещё рассматривать дом с кошачьей точки зрения!). А там, под раковиной, имелась другая дыра, уводящая в пространство под ванной и ещё более тёмное, опасное и извилистое пространство, простирающееся во весь этаж… А вдруг она провалится и упадёт с одиннадцатого этажа – на первый? Вот ведь вывезли зверя из Хотькова, чтобы угробить в Москве!

- Вызывай службу спасения, пусть долбят стены.
- Ты понимаешь, сколько они возьмут?
- А ты понимаешь, что это живое существо?

За переругиванием, скрывающим отчаяние, мы не сразу расслышали жалобное и довольно близкое «мя-а-а». Олег принял решение выманить беглянку на еду. Решение оказалось верным: никогда не пробовавшая такой вкусности, как «Фрискис», кошка крадучись выбралась из-под раковины, осторожно сунула мордочку в миску и захрустела. Ободренные успехом, мы бросили ей игрушку – мышь, очень похожую на настоящую. Кись тронула мышь лапкой. Мышь загремела. Тогда кись плюхнулась рядом набок, продолжая играть, и… заурчала! Наверное, обрадовалась, найдя в новой среде хоть одну деталь из прежней: на грызунов ей, очевидно, приходилось охотиться. А может, так она выразила мысль, что это очень остроумно: предмет, очень похожий на мышь, но совершенно не мышь, потому что мышь живая, а эта штука – нет.

Слушая урчание, мы с Олегом поняли: это – наша кошка.

Кошку теперь зовут Калькутта, по-домашнему Куля. Ей 8-9 месяцев, она маленькая (всего 2 килограмма) и, судя по всему, так и останется миниатюрной. Лоток признала быстро, проводами ещё интересуется, но знает, что их – нельзя. Её фетиш – обувь; безумно любит шнурки. А я безумно люблю лежать рядом с ней и разглядывать устройство её крохотного носика, наблюдать, как разверзается её клыкастый розовый зёв, открывать заново подробности, неявные внутри черноты её мордочки… До чего же всё-таки замечательно сделана киса!

Через четыре часа поздравлю кись Калькутту с первым Новым годом в её коротенькой жизни. А нас, её хозяев, с тем, что она у нас завелась… Или она нас завела (подозреваю, втайне она в этом уверена). А вам, читатели, желаю в наступающем году побольше тепла, умиления и любования подробностями. Тепло человеческих отношений и тепло кошачьей шерсти – это очень важно и очень приятно.
Tags: животные, коты великолепны
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments